Окт 012017
 

Когда-нибудь я приеду на север Индии умирать. Просто сидеть на бетонной крыше с видом на Гималаи и осознавать ничтожность промелькнувшего перед моими глазами векового мгновения. Рядом будет дымиться очередное благовоние Наг Чампа от очередного Сай Бабы, ромашковый чай будет испаряться красивым туманом от сбитой по краям старой керамической кружки с выцветшим изображением Кришны, а из маленькой колоночки кто-то гипнотическим голосом будет читать на английском: «Не уходи смиренно в сумрак вечной тьмы».
.
И не будет никакого одиночества. Будет бабушка-индуска, ломающая тупым топориком сухие ветки, будут 20-летние туристы медленно идущие с горячих источников, будут коровы дожёвывающие картонные коробки, будет холодный ветер, продувающий чьё-то бельё на крышах, будет луна восходящая из-за гор, и я буду долго смеяться как будто придурошный. А может и не как будто. Просто всё будет хорошо и тааак не важно.
.
И любовь закроет мне глаза. И всё смешается. И воздух из лёгких вдруг станет выдохом необычно сильным и, превратившись в свистящий ветер, незаметно растворится в индийском закатном солнце, став частью чьего-то ещё одного красивого заката.
.
Пшшшшшшшш…

Сен 202017
 

Когда лишь с большой задержкой понимаешь, что безмерно рад принятому решению. Просто сидишь на террасе с видом в никуда и ровно спокойно счастлив. И никуда не надо спешить, никуда не надо бежать, не надо идти, лететь, плыть, пробираться сквозь дебри своих мыслей, сомнений и чертыханий. Никуда не надо. И всё вокруг просто происходит само собой. Свободный день, свободный взгляд в никуда, свободное тело и мысли.
.
Рядом сидит друг, за соседним столом на меня бесстыдно пялится красивая девушка, на столе смешиваются запахи из чашки кофе и кружки с травяным чаем, почему-то играет какой-то микс восточной музыки. И вдруг внезапным мягким горячим порывом ветра все картинки смывает с глаз, все мелодии выдувает из ушей, все мурашки убегают с рук на макушку, глаза закрываются и…
.
Аромат сотен белых и жёлтых цветов плюмерии с дерева прямо перед носом расстворяет последние мысли ярким терпким вкусом апельсинов, еле уловимым сказочным восточным ароматом жасмина, и сотнями южных пряных специй одновременно. И в неощутимо закрытых глазах расстилается пуховым одеялом тёплый туман падающих на закрытые веки солнечных лучей, будто также пропитанных экстрактом лимонно-жёлтых плюмерий.
.
И какой-то мягкий лепесток с соседнего розово-фиолетового дерева будто случайно срывается и с ветром берёт за руку. И просит открыться навстречу этой ослепляюще яркой загадочной тёмной вселенной. Замереть. И не видеть причин и смыслов.
.
И совершенно неважны мысли и действия. Весь мир, в каждой детали, кипит и вертится безумным, но абсолютно упорядоченным, идеальным в своём космическом порядке, водоворотом. Сам собой. Без усилий, без условий, без начала и без конца. И любая мысль, любое действие, будут встроены в этот вечный выдуманный двигатель. А значит можно стереть всё внутри и просто смотреть. Освободиться от условностей, обусловленностей, выдуманного опыта и прожитого будущего. И медленно хлопать глазами, будто глотая зрачками этот мир. И, впервые, по-настоящему почувствовать вкус момента, растекающегося оттенками миллионов вкусов пряных образов по радужке восприятия.
.
И бесконечно долго впитывать это мгновение. Единственно правильное. Единственно верное. С видом в никуда и ароматом плюмерий.